, Довмонтов город | Город Псков: история и культура. Все о древнем Пскове. Архитектура. История. Фотографии. Старые открытки. Туризм. Искусство. Монастыри. Храмы. Часовни. Соборы. Православие. Псковская область. Псковский регион. Северо-Запад. Гостиницы. Туристические фирмы. Бары и рестораны. Литература о Пскове. Древние и современные карты Пскова
Статьи Карты Открытки Фотоальбомы
Авторский проект Андрея Понамарева

Довмонтов город

19 апреля 2010
1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов (No Ratings Yet)
Loading...

Путь на Кром лежит через ДОВМОНТОВ ГОРОД, у южной стены которого некогда бушевал Торг. Название Довмонтова города происходит от имени могучего защитника Пскова — князя-богатыря Довмонта (Домонта или Доманта), выходца из Литвы. Он княжил во Пскове с 1266 по 1299 год.

Довмонт ушёл из Литвы со своей дружиной из-за внутренних распрей. Псковичи крестили его, нарекли Тимофеем и, чтобы прочнее привязать к Русской земле, дали в жёны внучку Александра Невского — Марию. Защищая Псков, князь Довмонт одержал ряд блестящих побед, выходя обычно с малой дружиной против численно превосходящего врага: «не стерпе обидимъ быти». Так засвидетельствовал летописец.

Довмонт считается создателем второго пояса оборонительных стен Пскова. В летописях и в документах XVII века Довмонтов город часто именуется «Домантовой стеной». В пределах этой стены князь Довмонт построил несколько храмов; здесь же, вероятно, стояли и его палаты. (А может быть, ранее — терем княгини Ольги?)

Вход в Довмонтов город — в железные ворота, покрашенные в зелёную краску. По левую руку — здание Приказных палат конца XVII века; по правую — здание Духовной консистории середины XIX века, в котором ныне расположилось Экскурсионное бюро. За ним высится башня так называемых «Святых ворот», построенная в наше время. (Когда-то это место занимали Больничные палаты, возведённые в конце XVII века.) «Святые ворота» не функционируют: въезд и вход — в решётчатые. Вспоминается, что в том месте, где появились эти решётки, перестояли войну парадные ворота Довмонтова города. Их датировали XIX веком и снесли как не соответствующие древностям. Архитектура ворот была настоящей, то есть в них присутствовал художественный смысл. Они знаменовали праздничное начало торжественного пути — на Кром!.. Ворота были выстроены в традициях барокко — со сдвоенными полуколоннами по сторонам и фигурным фронтоном с широким скруглённым верхом. Когда их сломали, получилась дыра. Вход в Довмонтов город превратился в прогал между домами. Пришлось поставить ординарные решётчатые ворота, не несущие никакого художественного содержания, не говоря о парадности. Судя по старинным изображениям, здесь исстари находились арочные ворота с приподнятым верхом. Такими ворота Довмонтова города изображены на иконе из лавки купца Жиглевича. В них вливалась главная улица Пскова — Великая (продолжение Великолуцко-Смоленской дороги). Далее она устремлялась по территории Довмонтова города к Великим воротам Крома. Вторые ворота южной стены Довмонтова города находились вблизи Рыбницких ворот Среднего города — у моста через Пскову. В них вливалась старая Новгородская дорога, которая тоже шла к Великим воротам Крома. (От неё было ответвление на мост.) В документе 1699 года сказано: «В среднем городе ото Власьевских ворот к Рыбницким воротам — Домонтова городовая стена каменная, а в ней двои проезжие ворота». И те, и другие ворота южной стены Довмонтова города, именно в этих местах, показаны на плане 1740 года. На иконе Жиглевича есть ещё одни ворота в стене Довмонтова города над Великой. (Надо полагать, что они не были проезжими.)

Но вернемся к началу пути. Миновав ворота между Приказными палатами и Консисторией, мы оказываемся в крепостных стенах на небольшой территории второго пояса псковских оборонительных укреплений. Впереди гордо возвышаются Перси — южная стена Крома, изначальной крепости Пскова, к которой примкнул Довмонтов город. Она была отделена Греблей — оборонительным рвом. Слева — стена, идущая над Великой (ныне она реставрирована). Справа под навесом идет восстановление храмов, выходивших алтарями к стене над Псковой. Узкая асфальтированная дорожка ведёт на Кром — к месту былых Великих ворот. По обеим сторонам дорожки взору представляется нечто необычное. Это «Псковские Помпеи» — открытые археологами основания древних храмов, которые были надложены и «законсервированы». По ним читается биография Довмонтова города.

Если, по меткому выражению летописца, на Ярославовом Дворище в Новгороде Великом «церкви кустом стояли», то в Довмонтовом городе они буквально толпились, тесня друг друга, как псковичи на вече. Вот как представлял себе Довмонтов город замечательный сын Пскова — реставратор и художник Юрий Павлович Спегальский: «Западная сторона (выходившая на Великую — Е.М.),где, вероятно,располагался Княжий двор, особенно юго-западный угол Довмонтова города, оставались занятыми гражданскими зданиями. На остальном же пространстве, начиная с XIII века, помимо прочих построек, вырастало всё больше и больше церквей. В ХV-ХVI веках здесь одновременно существовало семнадцать или восемнадцать храмов, многие из которых были далеко не маленькими. При них были приделы, притворы, галереи, палатки, усыпальницы и хоть и тесные, но всё же дворики и кладбища с оградами и воротами … над некоторыми захоронениями, вероятно, возвышались часовенки…»

Одни храмы сменяли другие. Иные каменные церкви были построены на месте деревянных. Здесь стоял храм Дмитрия Солунского, в котором был погребён князь Всеволод-Гавриил, причисленный к лику святых. (Это был первый храм, возведенный в XII веке на месте грядущего Довмонтова города.) Здесь стоял храм Тимофея-Довмонта XIII века (первоначально — Тимофея Газского), в котором был погребён князь Довмонт, тоже причисленный к лику святых. (Мощи Всеволода и Довмонта впоследствии были перенесены в Троицкий собор.) Здесь же находился женский Рождественский Княжеский монастырь XIII века, построенный Довмонтом. Стояла церковь Феодора Стратилата, основанная им же. Здесь утвердился и главный купецкий храм «Веры, Любве, Надежи и матери их Софии», который сперва был деревянным (XIV век), но в 1415 году перестроен в камне. Летописец сохранил для нас имя его создателя — мастера Еремея. Видимо, это был выдающийся зодчий. (Возможно, именно он возвёл храм Василия на Горке в 1413 году.)»… Каждый день здесь собиралось множество людей, заполнявших гридницы и храмы, сновавших по уличкам и дворам. Тут … было множество уголков, двориков и буев у церквей и гражданских общественных зданий».

Много лет в Довмонтове городе трудилась археологическая экспедиция Государственного Эрмитажа. Раскопки начались в 1964 году. Сперва их возглавил Григорий Павлович Гроздилов; потом — Василий Дмитриевич Белецкий, на которого пала основная часть работ. Перед нами результаты их многолетних трудов: открыты основания нескольких гражданских построек и десяти храмов. Выяснилось, что почти все они были расписаны. (Остатки или следы фресок найдены у девяти из десяти открытых церквей.) Исторические документы знают здесь более полутора десятков храмов (16 или 17). Некоторые из них умножались приделами. Иные были перестроены.

Вот как это распределяется по векам:

XII век — один храм. (Возводился дважды: в дереве и в камне.)

XIII век — три или четыре храма. (Один из них был вновь перестроен в камне.)

XIV век — восемь храмов. (Плюс один, построенный вновь; итого — девять. Один из них в XIV веке просто упоминается,- следовательно, мог быть построен ранее.)

XV век — три храма да два вновь возведенных; итого — пять. (Два из трёх в XV веке лишь упоминаются впервые; — следовательно, они могли быть построены ранее.)

XVI век — один храм построен впервые и три построены вновь на месте старых храмов. Итого — четыре.

Вот и получается 16 или 17 плюс к ним — восемь храмов, построенных заново на прежних местах во имя тех же святых.

Мы видим, что наибольшее строительство падает на XIV век. Именно тогда Псков стал самостоятельным государством, обретя независимость от Новгорода, которая была закреплена Болотовским договором в 1348 году. Именно тогда, в XIV веке (в 1337 году), «поуть положиша пространенъ къ святей Троицы на город», — о чём сообщает летописец (ПЛ, т. II, стр. 24). Путь этот шёл на Кром через Довмонтов город. Полагают, что с этим связано расширение Великих ворот Крома, то есть происходило торжественное обновление города, завершившееся строительством нового каменного Троицкого собора в 1365-67 годах и каменной стены Среднего города, заложенной в 1375 году. Именно в 1337 году псковичи, стремясь и к духовной самостоятельности, отложились, было, от новгородского владыки: «суда не даша» владыке Василию, и тот поехал Прочь, прокляв их.

Остатки каких же строений сохранились в Довмонтове городе, выявленные трудами археологов?

Справа от дороги, ведущей через Довмонтов город к воротам Крома, лежат фундаменты большой церкви Дмитрия Солунского. построенной в XII веке и перестроенной в XVI. Церковь эта была близка по архитектуре к сохранившемуся на Завеличье собору Мирожского монастыря и имела интересную «биографию». Мы уже упомянули о том, что в ней был первоначально погребён князь Всеволод-Гавриил, умерший в 1138 году. Церковь была построена из плинфы, то есть из широкого плоского кирпича, с добавлением в кладку известняковой плиты. На плинфе археологи обнаружили княжеский знак Рюриковичей — клеймо мастеров. В храме нашли разбитый глиняный сосуд, оброненный, как полагают, при перенесении праха Всеволода. Сосуд удалось склеить. На нём вылеплено лицо бородатого мужчины — может быть, это портрет князя Всеволода-Гавриила?.. В 30-х годах XIX века храм был разобран. Материал пошёл на службы архиерейского дома.

У стены над Псковoй под насыпью Рождественской батареи времени Петра Великого откопаны три храма: Рождества, Покрова и Святого Духа. Храм Покрова сохранился на большую высоту с уникальными фресками, которые сняты со стен (около 200 квадратных метров), реставрируются в Эрмитаже. Предполагается, что они будут возвращены во Псков в создаваемый Музей фрески. (Но будет ли он создан?!)

По левую руку от дороги, по обе стороны могучего крыльца Приказных палат, открыты нижние части двух храмов XIII века, построенных по заказу князя Довмонта: Феодора Стратилата и Тимофея Газского. Церковь Феодора Стратилата расположена ближе к дороге. Она была перестроена в XIV веке, а в XVI соединилась с церковью Алексея Митрополита, которая пристроена со стороны Приказных палат — получилась «двойня». Фундамент церкви Тимофея Газского находится недалеко от крепостной стены. В ней был погребён сам Довмонт. Вблизи храма обнаружены литовские захоронения — могилы дружинников этого князя, выходца из Литвы.

В той же части Довмонтова города, в юго-западном углу его, у самой стены, выходящей на Великую, археологи открыли остатки владычного архива ХIV-XV вв. В каменном помещении, пол которого был устлан толстыми деревянными плахами, найдено более пятисот свинцовых печатей. Они были привешены к хранившимся в архиве, ныне истлевшим, грамотам. Здесь же сберегался пластинчатый доспех, представлявший для псковичей какую-то особую реликвию. Не доспех ли это князя Довмонта?.. Пластины доспеха уцелели полностью: 120 нагрудных и 120 наспинных — всего 240. (Это единственная находка такого рода.) Центральную нагрудную пластину украшал крест. Часть доспеха реставрирована и находится в Санкт-Петербурге, в Эрмитаже. (120 наспинных пластин, которые затребовал себе Псковский музей и которые семь веков хранились в земле, погибли в подвале музея.)

Василий Дмитриевич Белецкий высказал предположение, что первоначально помещение архива принадлежало палатам Довмонта. Об этом говорит потайной подземный ход, выводивший к Великой.

Правее — у той же стены — находятся остатки «гражданской постройки» (XII — XIII веков) и «караульного помещения» (XIII века), как их аттестовал Белецкий. Наличие караульного помещения говорит и о наличии ворот рядом с ним. Это подтверждает один из планов Пскова.

На краю самой Гребли (тоже налево от дороги) стояли два храма: «Никола над Греблей» и «Кирилл над Греблей». Церковь Николы — та, что стоит ближе к дороге, — была построена в XIV и перестроена в XV веке. Фрески, уцелевшие в её алтаре, сняты, реставрированы и выставлены в Псковском музее. Церковь Кирилла представляет особый интерес. Она построена у Смердьего моста в 1374 году мастером Кириллом «в свое имя». Мастер Кирилл был крупным зодчим и, как полагают, главным строителем возведённого перед этим нового Троицкого собора. (А может быть, и стены Среднего города…) Зодчего погребли, словно князя, в созданной им самим церкви.

Вблизи церквей Николы и Кирилла (к западу от первой, к югу от второй), почти в центре этой части Довмонтова города, открыта нижняя часть храма, который был основан в XIII веке и перестроен в XVI. Покамест он не аннотирован. (У Белецкого означен как «Храм № 2».)

Рассматривая результаты раскопок, произведённых в Довмонтовом городе, мы обошли его территорию, совершая движение в пространстве. Теперь совершим его во времени. Познакомимся с «исторической биографией» этого места, соблюдая хронологическую последовательность.

Какие же этапы исторической жизни прошёл Довмонтов город? Как изменялась его «функция»?

Первоначально здесь был посад. У стены Крома жили ремесленники. Я была свидетельницей того, как посреди Довмонтова города в конце 50-х — начале 60-х годов Василием Дмитриевичем Белецким был раскрыт горн Х века, в котором выплавлялась болотная руда. Рядом с горном лежали крицы — продукт её первоначальной обработки. Сюда подходил Торг, связанный с водным путем по Великой и сухопутными дорогами, идущими через переправы. Ещё в XV веке (в 1453 году) церковь Дмитрия Солунского именовалась стоящей «на Торгу, в Довмонтове стене». (На это обратила внимание Инга Константиновна Лабутина.) Так обычно бывало в средневековых городах: Торг располагался под стенами крепости. Потом Довмонтов город сделался крепостью, и Торг отодвинулся. Крепостные стены Довмонтова города выросли в XIII веке. В период жизни вечевого Пскова здесь сконцентрировалась духовная власть республики. (Эта функция отчасти сохранялась и позже.) С присоединением Пскова к Москве сюда пришла и светская власть. В петровское время Довмонтов город стал арсеналом. Потом пришло запустение… Затем археологи … А ныне — туристы…

*     *     *

Остановимся подробнее на церковном управлении вечевого Пскова, которое было сосредоточено в Довмонтовом городе.

Хотя Псков в XIV веке и получил независимость от Новгорода, но в духовном отношении новгородская опека продолжалась ещё долго. Свой владыка во Пскове появился только после присоединения Пскова к Москве, да и то не скоро — после введения в Москве патриаршества в 1589 году. До этого времени духовным главой Пскова оставался новгородский владыка. Он «подъезжал» во Псков каждый четвёртый год. Псковичи стремились к полной самостоятельности. Возникали ссоры с самим владыкой. В 1307 году летописец записал: «бысть Псковичем немирье с владыкою Феоктистом и Новгородцы». А в 1337 году, как мы знаем, разгневанный владыка даже проклял псковичей. Псковские священнослужители часто избирались на вече. Они были активными деятелями республики, принимали участие в посольствах. (Об этом есть записи летописца за 1327, 1343 и 1391 годы.) Есть данные о том, что «одних попов и дьяконов» во Пскове было больше «трех сот человек».

По Болотовскому договору 1348 года псковичи получили право иметь владычного наместника из своих сограждан. При этом они образовали своеобразное церковное управление, которое осуществлялось через «шестисоборских старост», то есть через старост созданных во Пскове шести соборов. Для этого собирались «невкупни» попы (необъединенные священники) и били челом вечу, чтобы их утвердили как некое объединение — собор. Согласие вечевого собрания освящалось благословением владыки. Иногда в «собор» соединялось несколько церквей. (Видимо, это зависело от количества священников, служивших в данных храмах.) Конечное число во Пскове — шесть — соответствовало количеству «концов», то есть районов города, и было кратным числу «пригородов». (Псковская земля насчитывала 12 укреплённых «областных» центров: 10 «пригородов» и два «городища».) Соборы управляли церковной жизнью не только города Пскова, но и всей земли «Господина Пскова» — «Псковского господарства».

Первым древнейшим собором Пскова был Троицкий. (Он служил не только местом для богослужений, но являлся и государственным, и церковным учреждением.) Остальные соборы появились в период расцвета вечевой республики — в XIV-XV веках. Все они были связаны с храмами Довмонтова города. Только к двум соборам присоединились церкви, построенные вне его стен: к одному — церковь Спаса на Торгу; к другому — церковь Похвалы Богородицы, которая стояла в Окольном городе недалеко от Поганкиных палат.

Эти соборные церкви были следующие:

«Купецкая» церковь Святой Софии, построенная «повелениемь купецкых старость … и всех купцовъ». В 1357 году в ней был учреждён второй собор.

Церковь Николы над Греблей (построенная во второй половине XIV века). В ней был учрежден третий собор в 1417 году.

Четвертый собор, созданный в 1454 году, объединил церковь Дмитрия Солунского (построенную в «Домантовой стене» в первой половине XII века) и церковь Спаса на Торгу (1434-35 гг.).

Пятый собор 1462 года объединил священников трёх церквей, две из которых, XIV века, стояли в Довмонтовом городе: Покрова Богородицы и Сошествия Святого Духа, и церковь Похвалы Богородицы в Окольном городе, которую мы уже упоминали.

Шестой собор был устроен в 1471 году в храме Входа в Иерусалим, который стоял в Довмонтовом городе. Впервые он упомянут летописцем в 1465 году.

Итак, почти все церковные соборы находились «в Домантовой стене — при месте народного Веча». Автор этого наблюдения епископ Псковский и Порховский Павел писал в своих учёных трудах: «Духовенство — в конце 15-го столетия придумало себе такое учреждение, которое нигде не встречалось тогда по другим русским епархиям. В 1480 году оно устроило в Домантовой стене Поповскую соборную избу — присутственное место, для заведования — через Поповских шести соборных старост — всеми духовными делами Пскова и его территории с 12-ю пригородами — по надзору за церквами, за духовенством, по сбору различных даней и пошлин, — без стеснения Владычняго Наместника и не выходя из должного подчинения самому Владыке». (По летописи известно, что ещё до этого — в 1468 году — всеми соборами Пскова правили два попа: Харитон и Андрей Коза; первый — из церкви Успения с Паромени, а второй — из церкви Михаила Архангела с Городца.)

Во второй Псковской летописи под 6989 (1481) годом есть запись: «Тоя же осени поставиша священники» (то есть на деньги, собранные со всего духовенства) «в Домантове стене избоу», где «священником и дияконом копитися, а дали мастером 5 рублевъ». Поповская изба была создана как орган коллегиального управления духовной жизнью Псковского государства в период вечевой республики.

После присоединения Пскова к Москве в 1510 году Соборная поповская изба не потеряла своего значения. Епископ Павел сообщает, что грамоты Владыки и самого царя Ивана Грозного хранились в Соборной избе (там же находились все грамоты, касающиеся духовных дел и духовных лиц, — и подлинные, и их списки, какие присылались от владык и царей и в XVI, и в XVII столетиях).

С ростом Пскова и появлением его новых крепостных стен южная стена Довмонтова города утратила свое оборонительное значение. В конце XVII века в неё было встроено двое палат: Приказные и Больничные. Тогда же и духовное управление изменило свое местопребывание. Больничные палаты «на градовой стене» были возведены в 1691 -98 годах. В XVII веке они назывались «Палатой просящих старцев». (Видимо, старцы проживали в одной из палат, которая получила значение богадельни.) Второй этаж этого здания занимали три палаты; одна из них сделалась новой Поповской палатой, заменив собою Поповскую избу. Прежняя Поповская изба стала местом «для склада дров и лучины больничным старцам».

Вблизи стены Довмонтова города, выходящей на Великую, археологической экспедицией обнаружено основание деревянной гражданской постройки, появившейся в XV и перестроенной в XVII веке. Василий Дмитриевич Белецкий аннотировал её как «Поповскую избу». (Далековато было носить отсюда дрова больничным старцам через весь Довмонтов город!..)

В начале XVIII в. новая Поповская палата стала называться Поповской-Тиунской палатой или просто Тиунской. (Тиуны — судебно-должностные лица.) Круг её уже ограничивался деятельностью духовенства одного города Пскова. Поповская-Тиунская палата находилась «на прежней Домантовой стене близ прежних Рыбницких ворот», которые выводили на мост через Пскову.

В конце XVII века в Довмонтовом городе сосредоточилось не только церковное, но и гражданское управление. В 1693-95 годах были возведены Приказные палаты. Там же находился и Дворцовый приказ — «строение деревянное», засвидетельствованное документом 1699 года. К этому времени в Довмонтовом городе ещё сохранилось одиннадцать церквей. В документе 1699 года значится: «а в той Домантовой стене 11 церквей Божиих, строения каменные …»

Какова же дальнейшая судьба Довмонтова города? Следующий этап можно назвать: «Довмонтов город — арсенал».

Пришел XVIII век со своим крутым поворотом. В 1701 году после поражения под Нарвой Пётр I срочно укреплял Псков. Пётр, видимо, уже не надеялся на стену Окольного города, окружавшую Запсковье, и оборонительным рубежом выбрал Псков. Многие храмы на левом берегу Псковы были обезглавлены и засыпаны землёй, превратившись в батареи и бастионы. Такая же участь постигла три храма Довмонтова города, обращенные ко Пскове. Здесь была устроена Рождественская батарея, которая должна была держать под своим огнём мост через Пскову. Она погребла под собою церкви Рождества, Покрова и Святого Духа. Храмы Довмонтова города были закрыты и использованы как склады оружия. (Отсюда последовала их дальнейшая гибель.)

В церкви Феодора Стратилата хранились «шкутные припасы», то есть судовые снасти. В Софийской церкви помещен приказный архив. На всякий пожарный случай, с Приказных палат сбили высокую кровлю. Их покрыли дёрном и тоже превратили в арсенал. Пётр спешил. Однако он любил и созидать. Ещё в начале нашего века в северо-западном углу Довмонтова города близ Смердьей башни Крома (переименованной в Довмонтову) существовал сад, посаженный по приказу Петра Великого. Остатки этого сада видели и Василёв в конце XIX века (автор «Археологического указателя Пскова и его окрестностей»), и Окулич-Казарин (автор «Спутника по древнему Пскову»).

Вот свидетельство 1898 года:

«… В настоящее время здесь дровяной склад между деревьями, остатками бывшего сада, разведенного, как говорят, по указанию Петра Великого, посадившего даже своими руками несколько деревьев. Место это находится во владении Псковского архиепископского домоуправления. В нём древнего ничего не сохранилось, но в древности оно было переполнено церквами, известными по летописям».

В результате перепланировок Пскова в конце XVIII — начале XIX века Торг был возвращён на старое место — к южной стене Довмонтова города. В 1839 году обрушилось здание Больничных палат с Тиунской палатой наверху. В 1840-41 годах на этом месте был построен двухэтажный корпус Архиерейского домоуправления, который перекрыл подвал, уцелевший от старых палат. В нижнем этаже нового здания разместились лавки, обращённые к Торгу. В начале XX века верхний этаж этого дома сдавался Архиерейским управлением под трактир «Китай».

В 1852 году было построено здание Духовной консистории. Она приняла «эстафету» управления церковной жизнью Пскова у Поповской избы — через Поповскую-Тиунскую палату. Таким образом, духовное управление Пскова оставалось связанным с Довмонтовым городом. Архив Консистории разместился в Приказных палатах.

В конце XIX века территория Довмонтова города обратилась в пустырь. В начале нашего столетия здесь торговали овощами и фруктами. Нижние помещения Приказных палат были заняты лавками.

Во время Великой Отечественной войны, в период оккупации Пскова, в Довмонтовом городе стояла немецкая зенитная батарея.

Здание Архиерейского домоуправления, внизу которого были лавки, а вверху — в начале века — трактир «Китай», было разрушено. После войны в Довмонтов город пришли археологи и экскурсанты. Помещения Духовной консистории заняли сотрудники Экскурсбюро.

*     *     *

Совершив общий обзор исторической жизни Довмонтова города, остановимся на гражданских постройках XVII в. по его южной стене. Расскажем и о возрождённой там крепостной башне. Речь пойдёт о Приказных и Больничных (Тиунских) палатах. Первые дошли до нашего времени, хотя и с некоторыми изменениями. Есть их описание, восстанавливающее первоначальный облик. Представление о Больничных (Тиунских) палатах мы можем получить только по изображениям.

Сохранились три варианта иконы, на которых запечатлен Псков. Они восходят к концу XVI века. Икона из часовни Владычного Креста, икона из лавки купца Жиглевича и икона, исходящая из Псково-Печерского монастыря. (Существуют также их прориси.) Все они сохранились в копиях с какой-то более древней иконы, отразившей событие Ливонской войны — штурм Пскова войском Стефана Батория в 1581 году в тот момент, когда, по преданию, Богородица пришла на помощь псковичам и они дали отпор. На всех вариантах иконы мы видим Приказные палаты, построенные в самом конце XVII века. Следовательно, эти копии относятся к последующему времени. Интересующие нас палаты даны и на плане Пскова 1740 года. На нём отрезки южной стены Довмонтова города «упираются», примерно, в середину торцовых стен Приказных палат. Однако Тиунская палата стоит заподлицо с фасадом стены, получившей здесь лёгкий излом. План Тиунской палаты представляет собой приближенный к квадрату прямоугольник, стоящий не вдоль стены, как Приказные палаты, а выходящий на лицевую поверхность стены торцом.

Знаменательно, что у всех башен на плане 1740 года показано внутреннее пространство. (Это мы отмечаем особо!) Все гражданские постройки и церкви на этом плане лишь обозначены контуром. Прямоугольник на месте Больничных (Тиунских) палат тоже только очерчен контуром, то есть изображена именно гражданская постройка.

На иконе из лавки купца Жиглевича изоражены два здания, встроенные в южную стену Довмонтова города: Приказные палаты (ближе к Великой) и Больничные-Тиунcкие палаты (ближе ко Пскове). Они разделены широкими арочными воротами, к которым с обеих сторон примыкают участки крепостной стены. Причём, на иконе Жиглевича (в подлиннике), хотя и не совсем ясно, на Тиунских палатах видна четырёхгранная кровля в виде невысокого шатра. На прориси той же иконы, выполненной Н.В. Заволоко, Тиунские палаты завершает горизонтальная кровля с горизонтальным коньком.

На иконе из часовни Владычного Креста в прориси И. И. Горностаева на месте Больничных-Тиунских палат изображено небольшое четырёхгранное строение под четырёхскатной шатровой кровлей. Оно выглядит башнеобразным, но по сравнению с крепостными башнями кажется крохотным. Кровля с полицей, но без смотровой вышки — ничем не увенчана. К нему примыкает одноэтажная пристройка. (Следует иметь в виду, что всем копиям свойственна некоторая условность.)

На иконе Псково-Печерского монастыря, отражающей те же события, в той же обстановке, в копии Л. Е. Изотовой на месте Тиунской палаты изображена круглая крепостная башня с конической кровлей, изнутри примыкающая к крепостной стене Довмонтова города. Башня здесь, действительно, была необходима (летописец о ней не упоминает). Только вряд ли она стояла за стеной. Она просматривается на подлиннике иконы из часовни Владычного Креста. (Сама икона находится в реставрации.) Мы видим эту башню и на прориси иконы Владычного Креста, опубликованной Окуличем-Казариным в приложении к «Спутнику по древнему Пскову» в издании 1913 года. Башня занимает место в середине стены. Она несколько выступает вперёд. (Ведь она защищала ворота!) Дорога в Довмонтов город проходит за нею.

В настоящее время на этом месте возведена от основания четырёхгранная надвратная башня. Она выступает из Довмонтовой стены. Ворота выполнены рядом с нею, но они не функционируют. Злые языки очевидцев рассказывают о том, что не было найдено основания этой башни и что она, якобы, перекрыла внезапно открывшийся подвал более ранней постройки. (Видимо, это был уцелевший в земле подвал Больничных палат.) Конечно, если башня стояла здесь издревле, она была уничтожена задолго до строительства Больничных палат, возведённых на её месте. Быть может, места древней и новой башни не совпали? Так ли это?.. Сохраним данный вариант в качестве предания…

Нужно рассказать и о Приказных палатах, которые заслуживают особого внимания. Исторические свидетельства помогут в этом.

Приказные палаты — это государственные канцелярии, или здание местного управления. Дату их возведения мы уже знаем: 1693-95 годы. Палаты стоят на высоком подклете. Нерасчленённая поверхность белёных стен, их шероховатость сразу выдают солидный возраст. Форма окон со временем была изменена. Тяжеловесное крыльцо «на отлёте» восстановлено по откопанному фундаменту и сохранившемуся описанию палат. (Шаровидная форма промежуточных столбов надумана.) Верхнюю и нижнюю площадки крыльца («рундуки») прежде перекрывали большие «бочки» (кровли, которые имели округлое очертание с килевидным завершением: контур подобен луковице в разрезе). Они были обиты деревянной чешуёй и украшены резьбой. Палаты были покрыты крутой тесовой кровлей на четыре ската, очень высокой, с переломом, отделяющим нижнюю, более пологую часть — «полицу». Вокруг кровли шли слуховые окна, увенчанные небольшими «бочками». Крыша палат и рундуки лестницы имели узорчатые «подзоры» (свисающие внизу деревянные кружева) и «охлупень» (завершающее конёк бревно) с резным гребнем. ‘На крыше сверкали три богато украшенных флюгера, сделанные из лужёного железа. На «прапоре» среднего флюгера (в виде флажка) был написан золотом двуглавый орёл, на крайних прапорах вырезаны лев и единорог. Прапоры стояли на лужёных яблоках; их «вертела» (древки, вокруг которых вращались флюгера) завершались серебряными розетками; по краям кровли было устроено гульбище «для ходу» (род кругового балкона или бельведера) с расписанными деревянными перилами. Точёные балясины этих перил разделялись столбиками с «яблоками» (то есть с шаром на каждом столбике). Высокая фигурная кровля Приказных палат уравновешивала «выкатившееся» в Довмонтов город мощное крыльцо, которое сейчас кажется слишком громоздким. Над входом в палаты под сенью свода верхней лестничной площадки в стену углублялись три ниши. В центральной нише находился образ Спаса, в боковые были вставлены псковский герб, вырезанный на каменной плите, и цветная «керамида» (керамическая плита) с надписью о постройке палат. Псковский герб — это барс с поднятой лапой. (Предполагают, что первоначально на гербе изображали рысь, которая постепенно трансформировалась в барса.) Известно, что «под крыльцом» Приказных палат было место «предварительного заключения», где сидели подследственные, рядом хранилось спорное имущество. Возможно, что для этого использовалось не помещение, устроенное под крыльцом, а подклет палат, куда вёл вход из-под крыльца. Кстати, Вундереру (немецкому путешественнику конца XVI века) показали дом, «где содержатся под землей несколько белых медведей, белые волки и зубры, которые предназначаются для боя». (Еще в XV веке великий князь московский Иван Третий подарил псковичам «верблудая, то есть верблюда. Можно себе представить, как вели его из Москвы во Псков: путь не малый!..)

Планировка Приказных палат была традиционной: по сторонам сеней находились два помещения, перекрытые сводами. Главная Палата, в которой заседали бояре, была расписана «стенным личным письмом», то есть фресками с образами-ликами святых, «с облаками и каймами». «Венцы у всех образов и ризы (одежды), и в своде с (в) облаках звезды — писаны золотом». «Внутреннее убранство дополнялось обитыми красным сукном лавками у стен, изразцовыми печами, киотами с иконами, столами, покрытыми алым сукном и уставленными подсвечниками, ларцами и другими принадлежностями канцелярского быта того времени, на которые уходило иногда немало труда и выдумки мастеров прикладного искусства».

… Перед нами снова «Псковские Помпеи» на виду у грандиозного крыльца Приказных палат. Глядя на них, можно помечтать о том времени, когда будут восстановлены те храмы Довмонтова города, основания которых сохранились. Картина, подобная чуду!.. Но для его осуществления нужны не только большие средства, но и умные, добрые и умелые руки — руки подлинного зодчего-художника и каменщика одновременно. (Таким ведь был Спегальский!..) Нужно получить не мёртвые макеты, но чтобы храмы очнулись живыми. Чтобы стены, алтарные полукружия и барабаны, несущие главы, легко пружинили, преодолевая тяжесть куполов и сводов, а на поверхности словно лепных стен трепетала неуловимая игра света и теней… Но неуловимость доступна только истинному художнику…

Снова вспоминаются слова Спегальского, его видение, как видение. «Величавая, спокойная грандиозность и лаконичность Крома в Довмонтовом городе сменялась дробностью застройки, живописным сочетанием разнообразных строений, обилием чередующихся одна за другой перспектив, замкнутых и тесных. Глаз не встречал здесь крупных форм, обширных поверхностей, залитых светом или покрытых сплошной тенью. Тень перерезалась повсюду пятнами света, а свет дробился и разбивался тенями на изломах каменных стен, на апсидах и барабанах храмов, звонницах, крышах, колоколах, воротах, избах, искрился на блестящих главах, золочёных крестах и изразцовых украшениях церковных верхов. Каменные здания перемешивались с деревянными. Только широкие плоскости кромских Персей, высоко поднимавшихся над Довмонтовым городом, да пояс его собственных стен, обрамляя всю эту картину, умерял её пестроту».

Действительно, мощь Персей значительно объединяла все строения Довмонтова города, а раскрытая археологами Гребля производила головокружительное впечатление.

*     *     *

Чтоб псковичей
Мечами иссечи,
Пришли враги,
Укутаны в ночи…
Но на заре,
Душой приободрясь,
С дружиной малой
Вышел в поле князь.
И бился он
На береге крутом,
Где монастырь
Благословлял крестом,
Где и теперь
В кустах белеет храм
С дырявой кровлей,
Без оконных рам…
Теснили в реку,
И царил окрест
Лишь стук мечей
И лязг, и копий треск…
И напоказ
Привёл
Довмонт полон.
Колокола
Ударили челом.

Эта битва произошла в 1299 году у монастыря Петра и Павла «на брезе» — на берегу реки Великой, на высоком зелёном мысу. Это был последний год жизни князя Довмонта, его последний подвиг.

масло мобил 10w40 масло мобил 10w 40
 
купить автомасла украина автомасла украина интернет магазин автомасел
 
http://www.mp3genius.cc/mp3/Sarah+Lynn+-+Ashes
 
Шланг радіатора купить запчасть 301210101191S Skoda Audi Volkswagen Seat